Международный институт
переподготовки и повышения квалификации

Повышение квалификации “Разоблачение”

Стой, НОСТРОЙ! Технологии обмана, ценою в миллиарды рублей

ОБМАН № 1. Самым главным обманом со стороны НОСТРОЙ, безусловно, следует считать фактическое сокрытие от СРО-сообщества масштабных изменений во взаимных правах и обязанностях саморегулируемых организаций и членов СРО в связи с вступлением в силу нового Закона об образовании.

Евгений Карант

Евгений Карант

Ранее мы уже отмечали, что якобы незамеченным в НОСТРОЙ оказалось окончательное придание самообразованию специалистов, как форме получения ими дополнительного профессионального образования, того же правового статуса, что и обучению в организациях, осуществляющих образовательную деятельность.

Представляется, что Александр Ишин, как лицо, курирующее сферу дополнительного профессионального образования, обязан был разъяснить СРО сообществу, каким образом субъектами предпринимательской деятельности – членами СРО может быть реализовано это право, причём так, чтобы при этом ни СРО, ни члены СРО не вышли за рамки требований Градостроительного кодекса.

Слеп Александр Ишин оказался и в отношении второго законодательного нововведения, последствия которого уже проанализированы нами. Речь идёт о наделении специалистов членов СРО – выпускников организаций, осуществляющих деятельность в сфере дополнительного профессионального образования, правом заниматься своей профессиональной деятельностью, в том числе занимать соответствующие должности без какой-либо дополнительной аттестации вне стен этих образовательных организаций, в том числе и прохождения аттестации в СРО. Никаких разъяснений ни СРО, ни их членам в связи с этим нововведением также не последовало.
Продолжающееся уже больше года подозрительное бездействие Александра Ишина и руководимого им Комитета НОСТРОЙ по профобразованию привело к крайне негативным репутационным последствиям для НОСТРОЙ и гигантским финансовым потерям для всего предпринимательского сообщества.

Так, требования многих СРО к дополнительному профессиональному образованию и аттестации в составе утвержденных этими СРО требований к выдаче свидетельств о допуске, уже год как находятся в прямом противоречии с требованиями законодательства РФ.

Следствием этого явились массовые нарушения прав субъектов предпринимательской деятельности – рядовых строительных организаций, в частности, права на получение дополнительного профессионального образования их специалистами и руководителями в форме самообразования во всех его видах. Причём, по иронии судьбы, вольными или невольными пособниками этих нарушений оказались как раз те, кто по закону обязаны стоять на страже прав и законных интересов строительных организаций – их родные СРО.

Хочется надеяться, что большинство руководителей СРО оказались втянутыми в обман членов своих СРО невольно, следуя методическим документам НОСТРОЙ, буквально загоняющим специалистов и руководителей отрасли в лоно образовательных организаций. К сожалению, немало найдётся в СРО-сообществе и недобросовестных руководителей СРО, которые считают в порядке вещей незаконно наживаться за счёт тех, кто доверил им защиту своих прав и законных интересов – за счёт членов своих СРО. Именно их идейным и финансовым покровителем, судя по всему, и является Александр Ишин.

Другим, следствием бездействия Александра Ишина стало прогрессирующее превращение дополнительного профессионального образования в высоко криминализированный бизнес по торговле всего лишь удостоверениями о якобы повышении квалификации.

В итоге за год, прошедший со дня вступления в силу нового Закона об образовании, отраслевому предпринимательскомусообществу был нанесён финансовый ущерб в размере не менее 2 миллиарда рублей, причём процесс отъёма средств у строительных организаций продолжается и по сей день. Легко посчитать, что ежедневно ими перечисляется в адрес многочисленных образовательных учреждений около 5 миллионов рублей. В обмен за свои деньги строители не получают от большинства этих учреждений ничего, кроме не обеспеченных знаниями «корочек» о повышении квалификации.

В настоящее время мы в инициативном порядке и фактически в обход НОСТРОЙ приступили к широкому информированию СРО-сообщества об изменениях во взаимных правах и обязанностях СРО и их членов в вопросах дополнительного профессионального образования и аттестации в связи с вступлением в силу нового Закона об образовании. Многие СРО уже начали приводить свои внутренние документы в соответствие изменившемуся законодательству.
А что же Александр Ишин и руководимый им Комитет? Они, как ни в чём не бывало, продолжают хранить молчание. И уже вряд ли в дальнейшем следует ожидать от них чего-либо иного. По-видимому, личные и корпоративные интересы превыше всего.

ОБМАН № 2 неразрывно связан с деятельностью НОСТРОЙ по ведению реестров образовательных учреждений. Поиск на официальном сайте НОСТРОЙ каких-либо документов, которые регламентировали бы порядок и правила формирования этих реестров привёл нас к одному единственному Положению, озаглавленному как «Положение о внесении в Реестр НОСТРОЙ сведений об образовательных учреждениях, реализующих программы дополнительного профессионального образования в сфере строительства».

Данным Положением, утверждённым Комитетом НОСТРОЙ по профобразованию, именно этот Комитет, почему-то самостоятельно, наделил себя исключительными полномочиями по ведению Реестра, по рассмотрению документов на внесение в Реестр и по принятию решений о внесении в Реестр или об отказе во внесении в Реестр. Этим же Положением Комитет монополизировал право выдачи образовательным организациям номерных «Свидетельств о внесении в Реестр» сведений о них на официальном бланке НОСТРОЙ.

В числе важнейших сведений, согласно Положению, совершенно справедливо, должны были стать сведения о педагогических работниках, осуществляющих обучение по каждой из программ, реализуемых образовательной организацией. В частности, лично меня, как владельца фирмы, узко специализирующейся на фасадных работах, и знающего практически всех ведущих экспертов в этой области, не могло не заинтересовать, кто же из них обучает премудростям безопасного и качественного монтажа фасадных систем в более чем двухстах образовательных организациях (в рамках программы БС-04).

К сожалению, меня ждало разочарование. Удовлетворить своё любопытство мне не удалось по очень простой причине. На сайте НОСТРОЙ не обнаружилось никаких следов предусмотренного Положением «Реестра сведений об образовательных учреждениях, реализующих программы дополнительного профессионального образования», и, судя по всему, такого Реестра никогда не существовало в природе.

А как же тогда Свидетельства НОСТРОЙ о якобы внесении сведений об образовательных учреждениях в этот, так и не появившийся на свет Реестр сведений? Очевидно, что они являлись и являются фикцией, что, однако, не мешает их обладателям и поныне массово использовать эти Свидетельства в своей рекламной продукции, в том числе на своих официальных сайтах. Не следует ли из сказанного, что Свидетельства НОСТРОЙ с самого начала являлись специально придуманной официальной приманкой, призванной завлечь членов СРО в определённые образовательные учреждения.

Не приходит ли в связи со сказанным на ум аналогия между этими Свидетельствами и Свидетельствами о допуске к работам, свободно продающимися через Интернет многочисленными посредниками от саморегулирования и недобросовестными СРО. Так и хочется задать Александру Ишину вопрос, какую же цену должны платить образовательные учреждения за подобные фантики на официальных бланках НОСТРОЙ, собственноручно подписываемые им как Вице-президентом НОСТРОЙ и председателем Комитета по профобразованию одновременно, да ещё, к тому же, на непонятных основаниях пропечатываемые официальной печатью НОСТРОЙ.

В процессе поиска на официальном сайте НОСТРОЙ следов «Реестра сведений об образовательных учреждениях, реализующих программы дополнительного профессионального образования», мы наткнулись совсем на другой реестр, озаглавленный как «Реестр образовательных учреждений, рекомендованных НОСТРОЙ для повышения квалификации и профессиональной переподготовки». Данный Реестр реально существует, размещён на официальном сайте НОСТРОЙ и, если мы правильно поняли, представляет собой клон его так и не родившегося собрата.

На дату написания этих строк в живом Реестре значилось 219 образовательных учреждений. Их спектр оказался чрезвычайно широк – от всемирно признанных центров профессионального образования строителей до сравнительно недавно появившихся на свет и мало кому известных учреждений, осуществляющих образовательную деятельность.

Кстати, не является ли абсурдом со стороны НОСТРОЙ рекомендовать лицам, окончившим университеты, проходить повышение квалификации в колледжах, техникумах, учебно-курсовых комбинатах и других подобных образовательных учреждениях? Остаётся лишь порадоваться, что Александр Ишин не пошёл ещё дальше, и среди рекомендованных НОСТРОЙ организаций не оказалось средних общеобразовательных школ и детских садиков. А, если перейти на серьёзный лад, то уместно задаться следующим вопросом. Не логичнее ли и не честнее было бы для НОСТРОЙ, если ему непременно хочется кого-то рекомендовать, не изобретать никаких реестров, а ограничиться тем, что порекомендовать для повышения квалификации специалистов гарантированно солидные и пользующиеся заслуженным авторитетом образовательные учреждения, объединенные в Ассоциацию строительных вузов России?

Однако, вернёмся к Реестру. Перечень сведений об образовательных учреждениях, рекомендованных НОСТРОЙ для повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов, оказался явно уже, того, который предполагался у его не родившегося собрата. Он оказался ограниченным контактной информацией, списком образовательных программ, реализуемых этими учреждениями и ссылками на их официальные сайты. Самых важных сведений, а именно, о педагогических работниках, осуществляющих обучение по программам, реализуемым образовательными учреждениями, в данном Реестре не оказалось.

Поиск на сайте НОСТРОЙ каких-либо документов, регламентирующих порядок формирования «Реестра образовательных учреждений, рекомендованных НОСТРОЙ для повышения квалификации и профессиональной переподготовки», ни к чему не привёл. В связи с этим открытым остался важнейший вопрос, а именно, что, кроме, возможно, личной преданности к кому-либо из важных персон в НОСТРОЙ, является основанием для включения образовательных учреждений в этот Реестр. Не выясненным остались и ещё два немаловажных вопроса – от каких лиц в НОСТРОЙ исходят рекомендации строителям именно этих образовательных учреждений, а также, кто конкретно в НОСТРОЙ, на каком основании и в каком порядке утверждает эти рекомендации.

Чтобы понять, насколько обоснованными являются рекомендации НОСТРОЙ, мы решили провести свой собственный выборочный мониторинг образовательных учреждений, включенных в «Реестр образовательных учреждений, рекомендованных НОСТРОЙ для повышения квалификации и профессиональной переподготовки». Предметом мониторинга должно было стать получение следующих сведений об этих образовательных учреждениях:
1. о дате создания образовательного учреждения организации и его учредителях;
2. о реализуемых образовательных программах, в том числе об учебных предметах, курсах, дисциплинах (модулях), предусмотренных этими программами;
3. о персональном составе педагогических работников, их уровне образования, квалификации и опыте работы;
4. о материально-техническом обеспечении образовательной деятельности, в том числе об информационных системах и электронных ресурсах, к которым обеспечивается доступ слушателей;
5. о порядке оказании образовательных услуг, включая образцы договоров об оказании образовательных услуг и документы об утверждении стоимости обучения по каждой образовательной программе;
6. об объёме финансовых поступлений по заключенным договорам об образовании и о расходовании полученных средств по итогам финансового года.

Все перечисленные выше сведения мы должны были получить из официальных сайтов, которые по закону обязана иметь каждая образовательная организация. Кстати, заметим, что раскрытие важнейшей для каждой образовательной организации информации о персональном составе педагогических работников из благого, но так и не сбывшегося пожелания Комитета НОСТРОЙ по профобразованию превратилось в одну из норм нового Закона об образовании.

В целях экономии времени в процессе мониторинга мы ограничились официальными сайтами только негосударственных образовательных учреждений, число которых в Реестре оказалось равным 113.

Результаты мониторинга показали, что число сайтов, с большой натяжкой отвечающим установленным законом требованиям информационной открытости, не превышает и десяти. Место почти сотне оставшихся образовательных учреждений, по идее, должно быть не среди рекомендованных НОСТРОЙ, а в «чёрном списке» таких учреждений как игнорирующим базовые принципы и нормы действующего законодательства. Каким образом и по чьему велению образовательным учреждениям, созданным, как представляется, специально для торговли «корочками о повышении квалификации, удаётся получать рекомендации НОСТРОЙ, осталось для нас загадкой. Может быть, Александр Ишин прояснит ситуацию?

Очевидно, что в отсутствие объективных и прозрачных критериев по включению в Реестр тех или иных образовательных организаций данный Реестр, представляет собой не что иное, как чисто рекламную площадку. В связи с этим невольно возникает вопрос:насколько правомерно в принципе использовать официальный сайт НОСТРОЙ для рекламы кого бы то ни было?

Более того, реклама, как известно, не бывает бесплатной. В связи с этим возникает другой вопрос, чем и в какой форме должны платить мало кому известные, возможно, полукриминальные образовательные организации за право находиться в Реестре НОСТРОЙ в одной компании с МГСУ, СПбГАСУ и другими организациями, являющимися гордостью отечественного строительного образования. И не бьёт ли всё это косвенно по репутации и имиджу последних? На этот счёт хотелось бы узнать мнение Ассоциации строительных вузов России, куда мы планируем направить официальное обращение.

Ко всему сказанному выше нельзя не добавить следующее. Хорошо известно, что работу по ведению Реестров образовательных организаций НОСТРОЙ начинал одновременно с НОПом. Эта работа осуществлялась в соответствии с практически идентичными Положениями о внесении в Реестр сведений об образовательных учреждениях, принятыми каждым из Национальных объединений.

В НОПе нормы Положения вызвали неоднозначное толкование, из-за чего на одном из заседаний Комитета НОП по науке, образованию и аттестации было принято решение направить запрос в ФАС России с просьбой дать разъяснения по данным нормам Положения.

ФАС России в письме от 29 ноября 2011 года № AЦ/44206 отметил, что «вопросы определения образовательных учреждений, в которых руководителям и специалистам организаций – членов СРО необходимо проходить повышение квалификации не относятся к компетенции НОП, а члены СРО вправе самостоятельно определять порядок прохождения повышения квалификации своих руководителей и специалистов, с учётом требований, предъявляемых законодательством РФ к процедуре прохождения повышения квалификации».

С тех пор и по настоящее время НОП не ведёт работу по ведению каких-либо Реестров образовательных организаций. Следует заметить, что с прекращением этой деятельности коррупция в НОПе резко пошла на спад и на сегодняшний день практически отсутствует.
Вряд ли Александру Ишину, как лицу, курирующему дополнительное профессиональное образование в НОСТРОЙ, ничего не известно о процитированном выше разъяснении ФАС России по запросу коллег из НОПа. Не является в связи с этим загадкой, почему НОСТРОЙ не пошёл по пути НОПа и, как ни в чём не бывало, продолжает деятельность по ведению Реестров образовательных учреждений? И не следует ли отсюда, что эта деятельность приносит Александру Ишину весьма солидные дивиденды?

А может быть всё намного серьёзнее? Может быть, ведение Реестров даёт Александру Ишину реальную власть над руководителями СРО, аффилированных с образовательными учреждениями, а платой за включение в Реестры является лояльность этих руководителей при принятии нужных Александру Ишину политических решений, позволяющих ему контролировать наиболее значительную часть бюджета НОСТРОЙ. Но, если данная гипотеза верна, то все сказанное, очевидно, представляет собой более чем серьёзную опасность для саморегулирования как такового.

ОБМАН № 3 неразрывно связан с так называемой поддержкой субъектов малого предпринимательства в подготовке кадров, предусмотренной специальным Положением. Эта поддержка осуществляется путём софинансирования НОСТРОЙ образовательных учреждений, отобранных на основе открытых конкурсов на право заключения договоров софинансирования обучения кадров субъектов малого предпринимательства.

Для начала хотелось бы остановиться на правомерности включения в Смету расходов НОСТРОЙ статьи «Софинансирование повышения квалификации работников членов СРО в рамках реализации Положения о поддержке НОСТРОЙ субъектов малого предпринимательства в подготовке кадров».

С юридической точки зрения подобная поддержка представляет собой не что иное, как акт дарения, при котором одна сторона (НОСТРОЙ) безвозмездно освобождает другую сторону (субъекта малого предпринимательства) от имущественной обязанности перед третьим лицом (образовательным учреждением).

Если обратиться к нормам общегражданской морали, то трудно смириться с тем, что подобная «благотворительность» в отношении неких субъектов малого предпринимательства в НОСТРОЙ осуществляется не за средства тех, кто её придумал, а в конечном итоге и преимущественно за счет точно таких же субъектов малого предпринимательства.

Так, например, моей фирме, которая согласно установленным НОСТРОЙ критериям также относится к субъектам малого предпринимательства, поддержка других аналогичных субъектов обходится примерно в 300 рублей в год. Данная сумма, безусловно, не является для нас обременительной. Однако, из принципиальных соображений мы категорически против того, чтобы нас прямо или косвенно принуждали делать кому-либо подобные подарки. Соответственно, из тех же соображений мы никогда не станем претендовать на то, чтобы другие субъекты малого предпринимательства в принудительном порядке поддерживали нас.

Заметим, что нашу позицию по этому вопросу полностью разделяют и другие субъекты малого предпринимательства, являющиеся членами нашей СРО и составляющие в ней подавляющее большинство. В соответствии с этим мы рассчитываем на то, что руководству нашей СРО будет под силу добиться того, чтобы ставшая традиционной статья «Софинансирование повышения квалификации работников членов саморегулируемой организации в рамках реализации Положения о поддержке НОСТРОЙ субъектов малого предпринимательства в подготовке кадров» не была включена в Смету расходов НОСТРОЙ на 2015 год. Мы надеемся на то, что руководству нашей СРО удастся убедить в этом предстоящий Съезд, однако, не исключаем, что защищать наши права руководству нашей СРО придётся уже после Съезда в судебном порядке. Для этого есть следующие достаточно веские юридические основания.

Как известно, на имущество, в том числе денежные средства некоммерческой организации, коей является НОСТРОЙ, распространяется режим общей совместной собственности. Решение о дарении общей совместной собственности по закону принимается не большинством голосов, а исключительно на основе согласия всех, без исключения, участников такой собственности, которым заранее было известно о предстоящем дарении. Разумеется, наша СРО такого согласия не даст, причём, скорее всего, она в этом будет не одинока. Так, при обсуждении проекта Сметы расходов на 2014 год против включения в неё статьи о поддержке субъектов малого предпринимательства в подготовке кадров, как известно, выступали многие руководители СРО.
Вообще, на наш взгляд, пресловутая поддержка субъектов малого предпринимательства в подготовке кадров является верхом лицемерия и цинизма. Многое указывает на то, что истинные цели этой поддержки со стороны НОСТРОЙ далеко не всегда совпадают с теми, которые декларируются на словах. В действительности НОСТРОЙ, по-видимому, озабочен не столько повышением образовательного уровня кадров субъектов малого предпринимательства, сколько оказанием таким способом, финансовой поддержки образовательным учреждениям, приближенным к важным персонам НОСТРОЙ.

Сказанное наиболее ярко иллюстрируется следующим примером. Как известно, победа в конкурсе в Санкт-Петербурге в 2014 году сразу в двух лотах была присуждена ранее упоминавшейся нами АНО ДПО «Центр повышения квалификации работников строительной отрасли», учредителем которой является СРО НП «Объединение строителей Санкт-Петербурга».
Из официального сайта СРО нам удалось установить, что этому образовательному учреждению 25 мая 2012 года было выдано Свидетельство НОСТРОЙ № 172 о внесении сведений о нём в никогда не существовавший «Реестр сведений об образовательных учреждениях, реализующих программы дополнительного профессионального образования». В ныне размещённом на официальном сайте НОСТРОЙ «Реестре образовательных учреждений, рекомендованных НОСТРОЙ для повышения квалификации и профессиональной переподготовки», на дату написания этих строк данного образовательного учреждения, к нашему удивлению, не оказалось.

Получить более подробные сведения об этом образовательном учреждении мы намеревались из его официального сайта, предусмотренного Законом об образовании. К сожалению, в числе контактных данных, содержащихся на официальном сайте СРО, являющейся учредителем этой образовательной организации, ссылка на её сайт отсутствовала. Не принесла желаемого результата и попытка найти сайт этого образовательного учреждения через поисковые системы в Интернет. Отсюда мы выдвинули предположение, что сайт этого образовательного учреждения не существует вовсе. Этот вывод полностью подтвердился звонком на один из контактных номеров этого образовательного учреждения.

Пытаясь разобраться, каким же образом победа в конкурсе оказалась присуждённой образовательному учреждению, игнорирующему нормы закона, мы обнаружили следующее. Генеральным директором СРО НП «Объединение строителей Санкт-Петербурга», которая является учредителем АНО ДПО «Центр повышения квалификации работников строительной отрасли», является Алексей Белоусов. Он же является координатором НОСТРОЙ по Санкт-Петербургу. По условиям конкурса одним из наиболее весомых факторов при выявлении победителя является именно рекомендация координатора. Не означает ли это, что Алексей Белоусов при попустительстве Александра Ишина как председателя Комитета по профобразованию фактически присудил победу сам себе, подарив тем самым «родному» образовательному учреждению вполне приличную сумму 1.794.872 рубля?

Всё сказанное в данном разделе хотелось бы завершить следующим. В 2014 года по статье Сметы «Софинансирование повышения квалификации работников членов СРО в рамках реализации Положения о поддержке НОСТРОЙ субъектов малого предпринимательства в подготовке кадров» запланировано потратить 35 миллионов рублей.

Вполовину меньшей суммы с лихвой хватило бы на то, чтобы реально поспособствовать непрерывному в течение всей трудовой жизни повышению образовательного уровня всех без исключения кадров строительной отрасли, да ещё и с сокращением при этом в разы их финансовой нагрузки на своё профессиональное образование. Хотя, как знать, может быть именно последнее обстоятельство и вызывает наибольшее раздражение тех уважаемых персон в НОСТРОЙ, кто уже привык подкармливаться со стола дополнительного профессионального образования и желает не упустить такую возможность в дальнейшем. Ну что же, поживем-увидим!

Дополнительное профессиональное образование. Каким ему быть?

Начать данный раздел хотелось бы с выдержки из разъяснительных материалов по вопросам аттестации, размещённых на официальном сайте НОСТРОЙ ещё до вступления в силу нового Закона об образовании.

Отвечая на вопрос о правомерности признания в качестве аттестации, предусмотренной статьей 55.5 Градостроительного кодекса РФ итоговой аттестации специалистов, прошедших повышение квалификации, безымянный автор совершенно справедливо замечает, что «итоговая аттестация лиц, прошедших повышение квалификации осуществляется в объёме знаний, предоставленных слушателю при прохождении курсов повышения квалификации». А далее делается неожиданный вывод о том, что «документ по результатам прохождения квалификации не подтверждает и не может подтверждать наличие полного объёма знаний по всему спектру вопросов безопасного осуществления соответствующих видов работ».

Понятно, что цель, которую преследовал автор процитированных строк, не проста – заставить строителей одновременно раскошелиться и на повышение квалификации в каких-либо образовательных учреждениях, и на прохождение аттестации вне стен этих образовательных учреждений. Где уж тут было не запутаться и не войти в противоречие со здравой логикой. Здесь невольно напрашиваются два вопроса.

Во-первых, если знания, предоставляемые при прохождении курсов повышения квалификации не достаточны для безопасного осуществления работ, то какой для строителей резон оплачивать такое повышение квалификации?

И, во-вторых, где и каким образом, по мнению автора, лицам, прошедшим курсы повышения квалификации, следует приобретать недостающие знания, необходимые для безопасного осуществления работ?

Ответу на первый вопрос был посвящён Раздел 3. С ответом на второй вопрос дело обстоит сложнее.

Для лиц, не в полной мере сведущих в вопросах дополнительного профессионального образования, мы сочли необходимым провести краткий ликбез относительно того, какими способами люди приобретают профессиональные знания. На этот счёт существует общепринятая классификация. Речь идёт о так называемых формальном, неформальном и спонтанном (информальном) образовании.

Формальное образование представляет собой долгосрочную программу или краткосрочный курс, по завершении которых у выпускника, успешно прошедшего итоговое тестирование, возникает совокупность законодательно установленных прав. В частности, право заниматься профессиональной деятельностью по профилю пройденного курса обучения. Основанием для предоставления названных прав служит документ о квалификации (удостоверение о повышении квалификации или диплом о профессиональной переподготовке). Отсюда определённая стандартизация учебных программ, подчинение их установленным квалификационным требованиям и/или профессиональным стандартам.

Основной признак неформального образования – отсутствие каких-либо стандартизованных требований к результатам учебной деятельности. При этом могут наличествовать все другие признаки обучения – целесообразность, лекционные и семинарские занятия, система оценивания успешности, сертификат об окончании с указанием содержания пройденного курса. Однако последний не даёт права официально заниматься профессиональной деятельностью, где требуется документальное подтверждение уровня квалификации.

Через неформальное дополнительное профессиональное образование в основном приобретаются знания, необходимые в профессиональной деятельности, но не относящиеся непосредственно к её технологическому содержанию, то есть те знания, которые связаны со стремлением любого специалиста к расширению своего общего и профессионального кругозора. К совокупности таких знаний, в частности, относятся знания из смежных областей, а также знания в области, экономики, права и другие.

И, наконец, спонтанное (информальное) образование – это самостоятельное освоение накопленного профессионального опыта, происходящее вне рамок педагогически организованного процесса и лишённое его основных атрибутов. Это реалия неинституционального характера, обусловленная внутренне присущей каждому специалисту потребностью к непрерывному профессиональному совершенствованию, в том числе к самосовершенствованию, которая вытекает из самой сущностной природы человека впитывать знания из окружающего пространства.

Отличительной особенностью спонтанного (информального) образования является его непрерывность в течение всей человеческой жизни, достижение которой декларируется как одна из первоочередных задач государственной политики в сфере образования.

В настоящее время потребность в профессиональном самосовершенствовании специалисты реально удовлетворяют множеством хорошо известных способов. К их числу относятся: самостоятельное приобретение новых знаний посредством современных информационных технологий (интернет, базы знаний и т. д.) и через специализированные СМИ; посещение профильных выставок, участие в конференциях, семинарах (вебинарах) и круглых столах и т. д.
Нашими белорусскими коллегами исследовались вопросы дополнительного профессионального образования руководящих кадров государственных органов и организаций Республики Беларусь. Исследования показали, что в общем объёме накапливаемых ими знаний, на знания, получаемые в образовательных учреждениях, приходится 20 – 30%. Остальные 70 – 80% знаний приходятся на неформальное образование и, в основном, на систематическое самообразование. И это в Республике Беларусь, где найдётся не много смельчаков, которые отважатся открыто торговать «корочками» о повышении квалификации. Очевидно, что в наших российских реалиях, да ещё применительно к сфере строительства приведённая выше статистика будет существенно иной, причём явно не в пользу образовательных учреждений.

Важно отметить, что неуклонно снижающаяся эффективность традиционного формального образования и связанная с этим процессом купля-продажа «корочек» о повышении квалификации в современном информационном обществе с развитой системой деловых и межличностных коммуникаций и с возрастающей скоростью распространения знаний имеют объективные предпосылки. Даже самые добросовестные образовательные организации за 72 часа один раз в пять лет не в состоянии в полной мере удовлетворить потребности специалистов в профессиональном совершенствовании. Объём знаний самостоятельно приобретаемых специалистами за пятилетний период, как правило, многократно превышает тот, который может быть получен ими с указанной выше периодичностью на краткосрочных курсах. Не случайно, поэтому обучение в образовательных организациях уже давно рассматривается большинством специалистов, как бессмысленная и бесполезная трата времени и средств. Единственно, что им пока ещё нужно от образовательных организаций – это пресловутые «корочки», за которые от безысходности они готовы платить энную сумму. А спрос, как известно, всегда будет порождать предложение.

Вот тут начинается самое парадоксальное. Казалось бы, Комитету НОСТРОЙ по профессиональному образованию, в силу самого своего названия, следовало бы направить весь свой интеллектуальный потенциал на развитие всех форм получения профессиональных знаний специалистами и руководителями отрасли. Вместо этого практически вся деятельность НОСТРОЙ в части дополнительного профессионального образования оказалась сведённой к обеспечению интересов только и именно образовательных учреждений.

При этом Александра Ишина, как лицо, курирующее в НОСТРОЙ сферу дополнительного профессионального образования, похоже, нисколько не волнует то обстоятельство, что реальные практические знания, в том числе необходимые для безопасного и качественного выполнения работ подавляющее большинство специалистов и руководителей отрасли уже давно получают отнюдь не в стенах образовательных учреждений. Стратегической целью Александра Ишина, судя по всему, является сохранение, а то и приумножение любой ценой, в том числе ценой обмана предпринимательского сообщества, доходной базы образовательных учреждений за счёт средств строительных организаций – членов СРО. Упорством Александра Ишина система доведения новых знаний до специалистов и руководителей отрасли продолжает оставаться законсервированной на уровне 80-х годов прошлого столетия.

Наша цель диаметрально противоположна – помочь специалистам и руководителям отрасли свободно ориентироваться в мире знаний, помочь им пользоваться этими знаниями в своей практической деятельности при минимальных финансовых и временных затратах с их стороны. Более того, мы считаем, что современная система дополнительного профессионального образования может быть основана только на комплексном сочетании всех перечисленных выше способов получения профессиональных знаний – формальном, неформальном и спонтанном (информальном) образовании.

С подобной разнонаправленностью целевых установок нам действительно вряд ли удалось бы найти общий язык с Александром Ишиным на той нашей встрече с ним, о которой шла речь в самом начале данной публикации, и которая, собственно, и послужила первопричиной для её появления на свет.

Итак, реформирование системы дополнительного профессионального образования, на наш взгляд, целесообразно осуществлять в направлении формирования национальной сети реально функционирующих образовательных организаций (образовательного кластера), объединённых на базе единой информационно-образовательной среды (ИОС) и общей для всех участников кластера системы итоговой аттестации специалистов. При этом образовательные программы, по которым осуществляется обучение, формы обучения и ценовая политика могут различаться.
В качестве основы для ИОС может быть принята, например, реально функционирующая Национальная информационная система по строительству, о которой уже говорилось в Разделе 1. Она содержит множество библиотек и баз знаний из различных областей строительства, и в настоящее время посещается в день более чем 10 тысячами профессионалов строительной отрасли.

Бесплатный доступ к библиотекам и базам знаний ИОС должен быть открыт не только для лиц, проходящих обучение в образовательных организациях – участниках кластера, но и для всех остальных, в том числе для тех, кто предпочитает получение дополнительного профессионального образования в форме самообразования.

Образовательный кластер, на наш взгляд, на вполне законных основаниях должен прийти на смену нелегитимным Реестрам образовательных организаций, которые упорно продолжает вести НОСТРОЙ (подробнее об этом говорилось в предыдущем разделе). Он должен формироваться на принципах добровольности вхождения в него образовательных организаций. При этом, непременным условием вхождения образовательной организации в кластер должно быть неукоснительное соблюдение ею норм действующего законодательства и, в частности, соблюдения в полном объёме требований об информационной открытости, предусмотренных законодательством об образовании.

Получение специалистами и руководителями отрасли дополнительного профессионального образования в любой из выбранных ими форм не должно завершаться их аттестацией, предусмотренной Градостроительным кодексом РФ. В межаттестационный период новые знания должны поступать к ним с разумной периодичностью, как правило, не реже одного раза в месяц. Это гарантирует переход от прописанного в законе дискретного, ступенчатого повышения квалификации (не реже одного раза в пять лет), к непрерывному и постоянному поддержанию её на должном уровне в течение всей трудовой жизни специалиста.

Именно такую концепцию реформирования дополнительного профессионального образования мы в общих чертах изложили на нашей встрече Александру Ишину. Сейчас у нас не осталось сомнений в том, что истинной причиной резко негативной реакции Александра Ишина явилось внезапное осознание им невозможности, в случае реализации данной концепции, торговать местами в Реестрах образовательных организаций, ведущихся в НОСТРОЙ, вероятное сокращение доходной базы курируемых им образовательных учреждений и, возможно, резкое сокращения их числа.

Реальное повышение образовательного уровня специалистов и руководителей строительной отрасли входит в круг интересов Александра Ишина только на словах.

Заключение. Какое состояние здоровья нашего СРО-сообщества покажет объективный индикатор?

В свете всего изложенного в данной публикации мы считаем, что Александр Ишин утратил моральное право курировать сферу дополнительного профессионального образования, а деятельность руководимого им Комитета на сегодняшний день представляется полностью дискредитированной.

Грядёт существенное обновление Совета НОСТРОЙ. Голосовать на Съезде по предложенным в Совет кандидатурам предстоит руководителям СРО.

Как известно, аббревиатура НОСТРОЙ расшифровывается как Национальное объединение СРО, а не РУКОВОДИТЕЛЕЙ СРО, как это всё чаще начинает казаться. Соответственно, при голосовании руководители СРО должны будут выражать не свои личные интересы, симпатии или антипатии, а законные интересы стоящих за их спиной членов СРО, как это и предусмотрено законодательством.

Голоса по кандидатуре Александра Ишина, несомненно, разойдутся. Кто-то из руководителей СРО проголосует ПРОТИВ его вхождения в обновлённый Совет, признав себя тем самым невольно вовлечённым в организованный им обман и пытаясь загладить вину перед членами своих СРО. Кто-то, наоборот, будет голосовать ЗА, косвенно подтверждая, что является полноправным участником этого обмана, и, выражая стремление и в дальнейшем наживаться за счет членов своих СРО.

Сегодня вряд ли кто-либо возьмётся прогнозировать итоги предстоящего голосования. Очевидно только одно – разность между голосами, поданными ПРОТИВ и ЗА вхождение Александра Ишина в Совет НОСТРОЙ, станет наиболее объективным индикатором здоровья нашего саморегулируемого сообщества.

Мы искренне надеемся на торжество коллективного разума руководителей СРО, который не позволит этой разности опуститься ниже нуля. Это будет означать, что сегодняшнее саморегулируемое сообщество сохраняет неплохие шансы на полное оздоровление. И, наоборот, коллективное признание вполне нормальной той ситуации, при которой отдельные персоны в саморегулировании могут незаконно наживаться за счёт тех, чьи права и законные интересы они призваны защищать, будет свидетельствовать об обречённости саморегулирования в его нынешнем виде.

Мы понимаем, что в сложившихся в сегодняшнем НОСТРОЙ условиях без вмешательства его Президента сдвинуть ситуацию в дополнительном профессиональном образовании с мёртвой точки и ввести эту сферу в правовое поле вряд ли представляется возможным.

В связи с этим данной публикацией мы обращаемся к Президенту НОСТРОЙ с просьбой инициировать:
1. проведение ревизии методических и иных документов НОСТРОЙ, относящихся к вопросам дополнительного профессионального образования и аттестации, на предмет соответствия этих документов действующему законодательству;
2. широкое обсуждение СРО-сообществом взаимных прав и обязанностей СРО и их членов в свете произошедших изменений в законодательстве об образовании, в целях приведения в соответствие новому законодательству документов СРО.

Одновременно мы обращаемся к Президенту НОСТРОЙ с просьбой инициировать расширенное обсуждение возможности и целесообразности реализации наших предложений в части реформирования дополнительного профессионального образования с привлечением представителей комитетов НОСТРОЙ по информационной политике, по инновационным технологиям в строительстве, по конкурентной политике и закупкам в строительстве, по строительным материалам, изделиям и конструкциям, а также других лиц, заинтересованных в продвижении результатов своей деятельности на предпринимательское сообщество.

Источник: ЗаНоСтрой.РФ